Дисморфофобия. Тактика специалиста. Илья Суслов

Дисморфофобия, или дисморфия – психическое расстройство, при котором человек чрезмерно обеспокоен какой-либо незначительной особенностью своего тела, реальной или вымышленной. Проще говоря, это ненависть к собственному телу или его отдельным частям. Настоящие или мнимые недостатки внешности люди с данным заболеванием пытаются исправить с помощью многочисленных косметологических процедур, операций, диет.

Дисморфофобия влияет на все стороны жизни больного, негативно сказывается на его способности нормально жить и работать в социуме и, в отличие от других нарушений психики, характеризуется высоким риском суицида. Очень часто при дисморфофобии отмечается неадекватная оценка своего веса и процента жира в организме. Следствием этого становится поведение, приводящее к чрезмерной худобе. К счастью, данное расстройство гораздо легче и быстрее поддается лечению, чем анорексия. Чтобы справиться с ним, обычно хватает нескольких месяцев; в большинстве случаев можно обойтись без госпитализации и применения сильнодействующих препаратов, ограничившись антидепрессантами. Зачастую бывает достаточно психотерапии. Если же упустить время и позволить больному дойти до анорексии, ситуация значительно осложняется.

Лечение анорексии порой длится годами, могут потребоваться неоднократные госпитализации. Окончательно излечивается не более половины пациентов, причем некоторые из них становятся инвалидами или приобретают хронические заболевания, в основном эндокринные, бесплодие, разрушаются зубы. Уровень смертности при анорексии составляет 15%, при других психиатрических расстройствах данный показатель не превышает 3–5%. Половина из этих 15% кончает жизнь самоубийством, остальные гибнут от истощения и обусловленных им несчастных случаев (падений и т.д.). Девушки и женщины с дисморфофобией часто посещают косметологов, диетологов, стоматологов, трихологов, массажистов и фитнес-тренеров.

Специалисты, работающие с телом, должны быть в состоянии выявить таких клиентов, деликатно сообщить им о предполагаемом диагнозе и убедить обратиться к психотерапевту, занимающемуся нарушениями пищевого поведения – в противном случае возможность помочь человеку на ранней стадии заболевания будет упущена. Более того, предоставив подобному пациенту свои услуги, специалист бьюти-индустрии, особенно диетолог, может спровоцировать переход расстройства на следующую стадию, в частности, к анорексии и/или булимии. Поэтому в такой ситуации профессионал должен думать не о получении денег с клиента, а о главной врачебной заповеди – «не навреди».

ПРИЧИНЫ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Формируется дисморфофобия обычно в подростковом или молодом возрасте. Истоки ее, как и в случае с анорексией и булимией, обычно лежат в детстве и обусловлены в первую очередь дисфункциональными отношениями в семье, а во вторую – дефектами внешности и перенесенными в детстве болезнями и травмами. Приведем несколько примеров.

• В детстве, юности человек считал себя некрасивым – у него имелись нарушение пропорций в процессе роста или какие-нибудь физические дефекты, которые корректируют в более взрослом возрасте, например, искривленные зубы, сильно неровный нос, веснушки, большой размер груди, рубцы после ожогов или акне. При этом родители не поддерживали ребенка, не говорили, что любят его любым и считают его привлекательным человеком, потому что он – умный, талантливый, добрый, ответственный и т.д.
• В детстве ребенка дразнили и критиковали из-за внешности (об этом сообщает более половины больных с дисморфофобией). Люди, чувствительные к чужому мнению, могут переносить такие ситуации крайне тяжело. Родители же не защищали ребенка, не поддерживали его, не объясняли ему, как относиться к подобным нападкам и справляться с ними. А иногда это делают сами родители: обзывают и ругают своего ребенка за пищевые привычки и внешность.
• Родители придавали чрезмерное значение внешности в семье. У девушек в этом случае нередко формируется убеждение, что «быть хорошей» означает «быть худой и стройной», а красота – главный залог успеха, самая важная цель в жизни.
• В родительской семье был культ еды. И если с родителями сложные отношения, то девушка, вырастая, не хочет столько много есть и в результате выглядеть полной, чтобы ни в коем случае не быть похожими на родителей ни внешне, ни по манере поглощения пищи.
• Отвержение и игнорирование со стороны родителей, отсутствие у ребенка чувства безопасности также могут спровоцировать развитие заболевания. Ребенок как бы проецирует негативное отношение родителей к себе через собственное тело.
• Перенесенные в детстве болезни, которые сопровождались строгими диетами и ограничениями, как то: дерматит, диатез, диабет, болезни мочевыделительной системы и желудочно-кишечного тракта и др.

Ребенок в детстве не способен осознанно принять ограничения, особенно когда всем вокруг можно есть все, а ему нет. В итоге это травмирует психику ребенка и накладывает отпечаток на взрослую жизнь в отношении к еде и телу. Кроме дисфункциональных отношений в семье к формированию болезни могут привести и другие факторы. Например, перенесенная в юном возрасте физическая и/или сексуальная травма, нарушение половой идентичности, особенно у девочек. Существует гипотеза, что развитию дисморфофобии способствуют навязываемые СМИ каноны красоты, а также представления, что внешняя привлекательность является необходимым условием жизненного успеха. Однако описываемое расстройство встречается и в малоразвитых странах, где у основной части населения доступ к средствам массовой информации ограничен или отсутствует. Таким образом, транслируемые СМИ стереотипы вряд ли являются причиной дисморфофобии; тем не менее, они могут стать ее катализатором и усугубить уже имеющиеся симптомы.

КАК ОПРЕДЕЛИТЬ СИМПТОМЫ БОЛЕЗНИ

По запросу «анорексия» Яндекс выдает 6 миллионов ссылок, «булимия» – 4 миллиона, а по запросу «дисморфофобия» – менее 200 тысяч, хотя она встречается гораздо чаще, чем оба названных выше заболевания. Многие работающие с телом специалисты, не говоря уже об их пациентах, вообще никогда не слышали такого слова. Значительное число женщин даже не подозревают, что годами находятся в зоне повышенного риска, балансируя на грани серьезных психических расстройств. В чем-то ситуация с дисморфофобией напоминает таковую с ожирением: подвержены ему очень многие, но этот диагноз редко значится в медицинских картах, и врачи обычно занимаются лечением его последствий, а не самой причиной. Прежде всего, специалист бьюти-индустрии должен уметь определить у клиента симптомы болезни. Распознать ее позволяет ряд признаков.

Манера общения и поведение:

• перфекционизм по отношению к своему телу или его отдельным частям, постановка нереальных задач наподобие «хочу совсем убрать поры на лице»;
• общая тревожность, наличие панических атак;
• высокая чувствительность к чужому мнению;
• настойчивые попытки сблизиться с врачом, требование от специалиста повышенного внимания, погружение его в свои проблемы;
• потребность в жестком личном контроле за процессом лечения;
• претензии на уникальность своей проблемы, сочетающиеся с неверием, что ее можно решить;
• фиксация на своем теле или его участке – долгое и частое разглядывание, в том числе в зеркале; постоянные прикасания к «дефектной» зоне; категорический отказ от фотографирования;
• четкая связь самооценки со стройностью и худобой, восприятие веса не как условие здоровья, а как условие счастья;
• ношение одежды, которая скрывает «излишнюю полноту» или отвлекает от нее внимание своей экстравагантностью.
Гипертрофированное внимание к дефекту, зачастую мнимому, при одновременном игнорировании реальных проблем:
• клиент «раздувает из мухи слона», делая акцент на едва заметной неровности зубов или кожи, при этом не считает проблемой ярко выраженную себорею или акне;
• пациент придумывает себе дефект, видя проблему там, где ее нет. Гармонично сложенный человек жалуется на большие щеки и бедра, маленькие губы и грудь и т.д.;
• клиент предъявляет экзотические запросы, например, чтобы бедра были тоньше коленной чашечки или между верхних частей бедер входила ладонь.
Ориентация пациента на «здоровый образ жизни» при желании доведения веса до минимума:
• подробное описание своих достижений на пути похудения;
• отказ от предлагаемых в салоне напитков и сладостей из-за боязни поправиться;
• высокая информированность о проблеме – о своем весе и других параметрах тела, калорийности пищевых продуктов и др.

Особое отношение к жиру:

• отказ от жира не только в пище, но и в косметике (средства на основе масел);
• нетерпимость к сальности кожи (последняя может формироваться как раз из-за несбалансированного питания и нарушений гормонального фона).
Реакция организма на процедуры:
• общее недомогание, вялость, жалобы на головокружения и обморочные состояния;
• на уровне кожи – ухудшение барьерных функций и гиперчувствительность вследствие недостаточного поступления с пищей жирных кислот. Результатом этого являются медленное восстановление, осложнения в виде присоединения вторичных инфекций, нестандартное течение периода реабилитации после травмирующих процедур (пилингов, шлифовок, мезотерапии и пр.).

Перечисленные выше признаки необязательно означают психическое расстройство – они могут встречаться и у здоровых людей. Однако их наличие свидетельствует о высокой вероятности дисморфофобии, которая, как любое психическое отклонение, является прямым противопоказанием для многих косметологических вмешательств. Следующим шагом, который может подтвердить возникшие подозрения на дисморфофобию, является сбор анамнеза, то есть первичный опрос и анкетирование пациента. На этом этапе стоит задать вопросы, касающиеся таких моментов, как:

• общее самочувствие – бывают ли обмороки, недомогание, головокружение при резком вставании и т.п.;
• вес – знает ли клиент свою массу тела, как часто взвешивается, имелись ли серьезные колебания веса за последние годы и с чем они были связаны;
• операции, особенно пластические – каковы были их мотивы, присутствует ли удовлетворенность результатом;
• диеты – не соблюдает ли пациент диету сейчас и не планирует ли сесть на нее в будущем, чем это вызвано, как часто и для чего он это делает. Особое внимание стоит обратить на странные, экзотические диеты;
• правила питания – имеются ли ограничения при потреблении продуктов и их количества. Это позволяет сделать выводы о сбалансированности и регулярности питания, пищевых концепциях и привычках.
Следует также собрать аллергоанамнез с акцентом на молочные продукты, сладкое и т.д. Наконец, необходимо задать вопросы о пережитых клиентом стрессовых ситуациях, особенно связанных с конфликтами в семье, и аккуратно поинтересоваться отношениями с родителями.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Задача специалиста – выбрать правильную тактику поведения. Это нужно, чтобы не усугубить состояние клиента, не оттолкнуть его, убедить обратиться к психотерапевту. Главными принципами общения должны стать деликатность, тактичность и эмпатия. Критика недопустима: зависимость от чужого мнения у таких людей проявляется весьма своеобразно. Негативное высказывание специалиста, которого пациент воспринимает как эксперта в своей области, может спровоцировать появление навязчивой идеи исправить недостаток внешности или болезнь, в частности – анорексию. Что касается позитива в виде комплиментов, в большинстве случаев он будет пропущен мимо ушей: такие клиенты имеют стойкое собственное мнение о недостатках своей фигуры и обычно считают, что им льстят только по долгу службы. Неуместны также шутки на тему внешности и веса – люди с дисморфофобией часто не воспринимают юмор подобного рода. Если имеется несколько признаков дисморфофобии, следует деликатно сообщить пациенту, что некоторые особенности его поведения похожи на данное расстройство, а затем предложить поискать информацию о болезни в интернете. Следует рассказать о возможных негативных последствиях дисморфофобии, таких как депрессия, психические нарушения, психопатические состояния (при тяжелых формах заболевания человек настолько ненавидит себя, что иногда сознательно изолируется от общества или контактирует только с товарищами по несчастью, разрушая свою личную жизнь и карьеру). До клиента обязательно нужно донести мысль, что его ситуация не так уж безобидна, однако делать это следует в виде информирования, а не запугивания. И, конечно, говорить о проблеме следует не на первых сеансах, а когда между специалистом и пациентом возникло доверие, образовался рабочий альянс.

Если позволяют отношения с клиентом, можно примерить на себя роль психотерапевта и задать несколько провокационных вопросов: говорили ли родители, что вас любят, что вы красивы? Поддерживали ли они вас, защищали? Если пациент эмоционально откликается на эти вопросы (не обязательно в положительном ключе) и готов к разговору, следует настойчиво порекомендовать ему обратиться к психотерапевту. Нужно объяснить, что чем раньше будет начата терапия, тем быстрее пойдет лечение и тем выше вероятность успеха (это примерно, как успеть прийти к стоматологу на стадии кариеса, а не на более поздних и тяжелых стадиях). И что для счастья нужны в первую очередь не болезненные и дорогостоящие косметологические процедуры, а принятие себя, близких, гармония и душевный покой.

Илья Суслов, психотерапевт, психолог-консультант. Специализируется на психотерапии зависимого поведения.
Источник: Les nouvelles esthetiques