Синдром хронической усталости: как за чашечками кофе люди не замечают своих проблем

– Как можно разграничить синдром хронической усталости, лень и прокрастинацию, о которой в последнее время так много говорят?

– Их не нужно разграничивать, это попросту разные вещи, они могут по-разному влиять на нас, иногда даже одновременно!

Синдром хронической усталости – это состояние, оно подобно депрессии, выгоранию, отчасти даже перетренированности у спортсменов. Состояние – это совокупность наших эмоциональных и соматических процессов. В состоянии хронической усталости мы не продуктивны, подавлены, порой агрессивны, апатичны.

Лень – это наше свойство, привычка. Она не уходит и не приходит как состояние, она формируется долго и так же долго от нее приходится избавляться, выкорчевывая как сорняк. Лень может быть приятной, обаятельной, будто бы даже полезной, но это наше свойство, подобное рассудительности или вспыльчивости.

А вот прокрастинация – это форма поведения, конкретно – профессиональная деформация. Прокрастинируя, мы откладываем на потом, а потом (это называется урджентизм) можем даже продуктивно и качественно все сделать в последний момент.

Рука об руку с ней идут две другие деформации – трудоголизм, зависимость, приводящая к выгоранию и истощению, а также презентеизм – иллюзия работы, возникающая, если мы во что бы то ни стало присутствуем на рабочем месте.

Целые организации работают, стимулируя работников к презентеизму и трудоголизму; как правило, выгоревшие сотрудники покидают организацию, их не восстанавливают, а «отправляют в расход».

Видите, мы бываем в разных состояниях, мы поддерживаем или избавляемся от привычек, наконец, мы по-разному можем действовать. Вот в этом надо искать разницу понятий.

– Люди каких профессией подвержены синдрому хронической усталости? Имеет ли значение место жительства, сфера деятельности, пол, возраст, наследственность человека?

– Как и с синдромом эмоционального выгорания – хочется сказать, что в зоне риска работающие с людьми, в первую очередь представители помогающих профессий.

Но это не совсем так. Усталость может быть связана с эмоциональной вовлеченностью (например, у волонтера хосписа), с хроническим стрессом (сотрудник правоохранительных органов), с ответственностью (авиадиспетчер), с разочарованием в людях (педагог или врач), с высокими нагрузками (новый сотрудник в «потогонной» системе большой корпорации).

Залог профилактики этого явления – эмоциональный интеллект, по-русски – чуткость к себе, понимание своего образа жизни, образа мысли, психоэмоционального и телесного благополучия.

“Человеку работающему” нужно быть к себе чутким и понимающим

– Синдром хронической усталости называют серьезным инвалидизирующим заболеванием, причем заболевание это довольно молодое. Нет ли у вас ощущения, что мы наблюдаем здесь путаницу, смешение в одну кучу лени, неврастении, депрессии?

– Данный синдром открыли и описали как последствие тяжелых перенесенных инфекционных заболеваний, когда пациенты, вылечившись, не могли вернуться к прежней продуктивности и бодрости духа.

Путаница не должна нас удивлять, просто потому что обыденная речь интеллектуализируется. Это нормальный процесс, когда в повседневности говорят слова наподобие «дебил» или «депрессия», хотя это медицинские термины.

Смешивать будут, и этого не стоит бояться. Но когда речь заходит о тренинге, лечении, интервенции, тут надо от повседневной речи переходить к аккуратному владению терминологией и расставлять по своим местам хроническую усталость, стресс, лень как качество, депрессию как состояние и прокрастинацию как поведение.

– Есть ли лечение? Или отдых в горах все-таки поможет?

– Если резюмировать вышесказанное, то лечение выглядит понятным.

Разобраться в себе, самому или прибегнув к помощи специалиста (психотерапевта, невролога, психиатра).

Выявить зоны риска в повседневном образе жизни (что именно можно поменять).

Определить, есть ли негативное влияние нашей жизненной среды и можем ли мы поменять что-то в ней.

Распределить время и воспользоваться тем стресс-менеджментом, что нам доступен: от простого единения с природой и творчества до биологической обратной связи и когнитивно-поведенческой терапии.

Стресс – это хорошо, чувствуя стресс, мы живем, и часто решение кроется в простых изменениях образа жизни, хотя многие впадают в ипохондрию и прямо-таки хотят выдать свою грусть за депрессию, а усталость за синдром хронической усталости.

Напоследок можно добавить, что современному “человеку работающему” нужно быть к себе чутким и понимающим, не пытаться себя переломать или победить, а жить в согласии со своими ценностями и не забывать о нравственном отношении к подчиненным и руководителям, наставникам и коллегам, друзьям и близким.

Константин Бочавер, Кандидат психологических наук, заведующий лабораторией «Психология спорта» Московского института психоанализа.

Фрагмент материала «Синдром хронической усталости: как за чашечками кофе люди не замечают своих проблем», источник — Pravmir.